Оглавление, Список использованной литературы


Вступление:

Имя великого художника Ивана (Ованеса) Константиновича Айвазовского (1817-1900 гг.) пользовалось широкой популярностью еще при жизни. Его гениальные произведения заняли почетное место не только в русской и армянской живописи, но и в сокровищнице мирового искусства.

Посвятив свой блестящий талант морской живописи, он создал незабываемые поэтические образы моря в самых разнообразных его проявлениях. Глубоко содержательное и гуманистическое искусство Айвазовского поставило его в один ряд с лучшими мастерами реалистического искусства XIX века.

Об Айвазовском много писали современники. Они пространно изображали счастливую жизнь, шумную славу художника, его огромное трудолюбие и исключительную плодотворность. Сам же художник показывался ведущим уединенный образ жизни, ушедшим целиком в созерцание морской стихии. Это утверждение не отражает объективного положения вещей. И архивные документы и материалы помогают представить во всей полноте и разнообразии личность и художественный облик Айвазовского.

Большинство публикуемых здесь документов представляет собой письма самого Айвазовского. Сохранилось большое количество его корреспонденции людям самого разного круга. В основном это художники, критики, писатели, ученые, издатели, биографы, друзья и родственники. В эпистолярном наследии художника представляют интерес письма к известным армянским общественным деятелям и духовным лицам.

Другая группа документов относится к учебе и дальнейшей деятельности Айвазовского в Академии художеств, а также к проекту открытия художественной школы в Крыму, подготовке и проведению пятидесяти- и шестидесятилетних юбилеев Айвазовского, его большой общественной деятельности в пользу родного города Феодосии. Для более всестроннего представления о личности и творческой жизни художника приведены также документы, письма и воспоминания, оставленные его друзьями и близкими.


Оглавление:

    Ученик Таврической гимназии 2-го класса из мещанского звания - Иван Гайвазовский, поступив в Таврическую гимназию в 1831 году августа 15 дня, обучался в первых двух классах оной по нижеописанное число, как из засвидетельствование учителей гимназии явствует, российской грамматике и логике, всеобщей российской истории и географии, начальным основам алгебры и геометрии, начальным правилам немецкого языка с успехом изрядным, начальным правилам латинского и французского языков - с хорошим, начаткам зоологии и линейному рисованию - с очень хорошим, вообще рисовальному искусству - с превосходным...

    По вычайшему повелению препровождая при сем на рассмотрение всеподданейшее прошение живописца коллежского советника Тончи, при коем представляя на высочайшее благоусмотрение выписку из полученного письма от жены действительного статского советника Нарышкиной из Симферополя, и при оном рисунок, сделанный с натуры 13-ти летним сыном армянина из Феодосии Иваном Гайвазовским, просит об отправлении его в Рим для обучения живописи, я покорнейше прошу Ваше высокопревосходительство уведомить меня, нельзя ли наперед взять Гайвазовского в здешнюю Академию художеств, а вместе с тем и возвратить означенные бумаги и рисунок.

    На предписание Вашего сиятельства от 9-го сего июля за № 2719 насчет 13-ти летнего сына армянина из Феодосии Ивана Гайвазовского, имеющего отличную способность к художествам, честь имею уведомить Вас, милостивый государь, что Молодой Гайвазовский, судя по рисунку его, имеет чрезвычайное расположение к композиции, но как он, находясь в Крыму, не мог быть там приготовлен в рисованьи и живописи, чтобы не только быть посланным в чужие края и учиться там без руководства, но даже и так, чтобы поступить в штатные академисты императорской академии художеств, ибо на основании 2-го § прибавления к установлениям ее, вступающие должны иметь не менее 14-ти лет, рисовать хорошо, по крайней мере, с оригиналов человеческую фигуру, чертить ордена архитектуры и иметь предварительные сведения в науках, то дабы не лишать сего молодого человека случая и способов к развитию и усовершенствованию природных его способностей к художеству, я полагал бы единственным для того средством высочайшее соизволение на определение его в Академию пенсионером его императорского величества с производством за содержание его и прочее 600 р. из Кабинета его величества с тем, чтобы он был привезен сюда на казенный счет.

    Предавая такое мнение мое на уважение Вашего сиятельства, имею честь возвратить всеподданнейшее письмо г. Тончи с приложенными при оном выпиской из письма госпожи Нарышкиной и рисунком действительно даровитого мальчика Гайвазовского.

    Ваше высокопревосходительство, милостивый государь Алексей Николаевич!

    Пред отъездом моим из Петербурга Ваше высокопревосходительство изволили удостоить меня позволением писать к Вам. Дорожа столь милостивым и лестным позволением, я не смел часто беспокоить Вас моими письмами без особенных причин. Теперь, пользуясь им, долгом поставляю отдать Вашему высокопревосходительству, как покровителю искусств и художников, как моему благодетелю, отчет в своих занятиях.

    По прибытии в Крым, после кратковременного свидания с родными, я немедля отправился, как Вам известно, с благодетелем моим А.И. Казначеевым на южный берег, где роскошная природа, величественное море и живописные горы представляют художнику столько предметов высокой поэзии в лицах. Там пробыл я до июля месяца 1838 и сделал несколько удачных эскизов; оттуда возвратился в Симферополь и в короткое время нарисовал множество татар с натуры, потом устроил свою мастерскую на родине моей в Феодосии, где есть и моя любимая стихия. Тут отделал я пять картин и отправил их месяца три тому назад к Александру Ивановичу Зауерверду, прося представить их по принадлежности; и о сем тогда же донесено мною и В.И. Григоровичу.

    К сожалению, до сих пор не имею я никакого известия об участи посланных картин. Вероятно Вы уже благоволили их видеть. Кроме сих, я приготовил шесть сюжетов, из которых три - отделаны и к выставке будут представлены Вышему высокопревосходительству. Одна представляет лунную ночь, во второй - ясный день на южном берегу, в третьей - буря. Сверх того, я сделал еще несколько новых опытов и эскизов, думал уже приступить к отделке всего, чтобы привезти с собою в Петербург, не пропуская данного мне срока. Я еще в феврале просил отсрочку до августа, но до сих пор никакого ответа не получил и решил остаться до ответа. Между тем генерал Раевский, начальник прибрежной кавказской линии, проезжая через Феодосию к своей должности для совершения военных подвигов при занятии мест на восточных берегах Менгрелии, был у меня в мастерской и настоятельно убеждал меня поехать с ним, дабы обозреть красоты природы малоизвестных восточных берегов Черного моря и присутствовать при высадке на оные войск, назначенных к боевому занятию означенных берегоывх мест.

    Долго не решался я на это без испрошения позволения Вашего, но, с одной стороны, убеждения генерала Раевского и принятые им на себя ходатайства в испрошении мне сего позволения, с другой - желание видеть морское сражение при такой роскошной природе и мысль, что изображение на полотне военных подвигов наших героев будет угодно его императорскому величеству, наконец, совет доброжелателя моего Александра Ивановича Казначеева - решили меня отправить в поход аргонавтов, тем более, что и сам А.И. Казначеев, давний друг Раевскому, отправился с ним почти для меня.

    Итак, осмеливаюсь просить снисхождения Вашего высокопревосходительства, что я, не дождавшись начальнического позволения, решился выйти из круга моего отпуска. Уверенный в великодушии Вашем и думая, что Вам не неприятно будет видеть новые опыты мои в изображении сюжетов морских и прибрежных сражений, усугубляю всепокорнейшую мою просьбу о дозволении мне быть на время военной экспедиции с генералом Раевским, который и сам пишет о том военному министру для доклада государю императору, равно и об отсрочке отпуска моего до будущей весны.

    В продолжении этого времени я успею окончить все и явлюсь к своему начальству может быть еще прежде отсрочки. Здесь, на берегу Азии, удалось мне рисовать портреты многих черкесов, линейных казаков для будущих картин, но вот уже пароходы и флот стоят перед глазами моими для принятия войск, послезавтра надеюсь увидеть то, чего я не видал и, может быть, никогда в жизни моей не увижу. После первого десанта, что будет около 1-го мая, я отправляюсь в Феодосию докончить совершенно картины к выставке и потом опять придти с флотом на второй и третий десант, если на то будет Ваше согласие. Я все эти сюжеты успею до весны окончить и приехать в Петербург.

    Повергая себя продолжению благодетельного ко мне расположения Вашего, с душевным высокопочтением и совершенною преданностью имею честь быть Вашего высокопревосходительства покорным слугою.

    Академист 1-5 ступени И. Гайвазовский


    Список использованной литературы:

    1. И.К. Айвазовский. Документы и материалы. Издательство "Айастан", Ереван, 1967 год.
    2. Иван Константинович Айвазовский. Издательство "Искусство", Москва, 1965 год.

    К началу страницы

    Дизайн: Кусков Александр, обновление от 01.10.2009

    Хостинг от uCoz